Главная \ Искусство \ Исчезнувшая картинная галлерея \ Быть или не быть картинной галерее в Усолье

ВЫЗВОЛЕННАЯ ИЗ НЕБЫТИЯ

 

4675592_Bezimyannii (672x73, 8Kb)/4675592_79674380_4675592_3a54454b3a7a (668x60, 23Kb)

 

 

КАКАЯ СУДЬБА ЖДЕТ УСОЛЬСКУЮ КАРТИННУЮ ГАЛЕРЕЮ

 

Хронология событий.
Фрагменты деловой и частной переписки.
Комментарий.

 

Быть или не быть  

 Картинной галерее в Усолье?

 

Эта статья была предложена «независимым» средствам массовой информации города. Но редакторы воздержались от ее публикации. Трудно сказать, чем они руководствовались. Возможно, обостренным чувством самоцензуры. А возможно, для них независимость и обязанность согласовывать публикуемое, с теми от кого они независимы, совместимые понятия.

Автор.

 Легенды, созданные чиновниками равнодушными к галерее

Сегодня Усольская Картинная галерея находится в фондах Иркутского областного Художественного музея, который девять месяцев игнорировал ее. Теперь там ее лишили не только имени собственного, но и статуса коллекции. Картины зарегистрировали как работы художников - имярек.

Хотя для смены собственника и свершившейся перерегистрации не было, ни каких оснований.

Чиновники Усолья, сразу после вынужденного признания ими Картинной галереи «де-факто», делали все, чтобы избавится от неё. Картины создавали им ненужную «головную боль». Начальник отдела культуры Н.Ю. Полубесова создала «страшилку», что в городском бюджете нет денег на строительство «бункера» для хранения картин. Напомню, что картины создавалась не для хранения в «бункере», или в фондах Иркутского музея, где они, в лучшем случае, будут экспонироваться не чаше одного раза в пятилетие. Создавались они для постоянной экспозиции в специально разработанной для них Художественной галерее, расположенной на втором этаже клубного отделения в МКДУ«Дворец культуры».

Затем и директор МКДУ «Дворец культуры»  М.В. Торопкин внес свою лепту в создание «страшилок», он уверяет, что в Художественной галерее, где будут экспонироваться картины, невозможно создать благоприятную для них среду, что губительно отразится на их состоянии.

- Господин Торопкин, жаль, что Вы об этом не слышали раньше, позвольте уведомить Вас, сегодня в любых помещениях необходимую влажность и температурный режим поддерживает специальное оборудование, стоит оно, в сравнении с объемом городского бюджета - «копейки».

Наконец, городскую Думу и общественность стали пугать тем, что реставрация картин стоит дорого. Действительно, реставрация стоит недёшево. Но дело в том, что она уже проводится за счет регионального министерства культуры – из городского бюджета не было бы использовано ни копейки.

Таким образом, равнодушие городских чиновников к Картинной галерее позволило случиться тому, что случилась. «Из-под носа» усольской общественности «увели» принадлежащее городу культурное достояние. Картинная галерея, едва возродившись, после сорокалетнего забытья, вновь исчезла. Теперь она попала в ИОХМ, а там крепкие запоры, охраняемые региональной чиновничьей ратью.

 

Не знающие, и не видящие - очевидное!

Минуло полтора года с того дня когда усольчане после сорокалетнего неведения, благодаря электронному бизнес-порталу Usolie.info, опубликовавшему мою информацию, узнали что для строящегося, в 70-е годы прошлого века, «Дворца химиков», нынешнийМКДУ «Дворец культуры», десятью ведущими ленинградскими художниками была создана Картинная галерея. Ее неординарный тематический замысел, звездная команда художников увлеченных этим замыслом, их самоотверженная работа по созданию неповторимых картин, всё это привело к блестящему результату: коллектив художников создал коллекцию Всесоюзного уровня.

И вдруг, как первоначально казалось, Картинная галерея таинственным образом бесследно исчезла.

За два месяца до публикации в Usolie.info, я написал директору «Дворца культуры» М.В. Торопкину письмо, в котором центральным был вопрос о Картинной галерее. Ответа не последовало. Несколько дней спустя я обратился в городскую Администрацию. Письмо было адресовано мэру города В.К. Жилкину. В заключение я написал: «Уважаемый Владимир Константинович, я не думаю что сведения о галерее это «тайна за семью печатями». Не сомневаюсь, что Вы что-то да слышали о ней. Пожалуйста, поделитесь имеющейся у Вас информацией». Как теперь понимаю, мое письмо получил не мэр города, а глава Администрации МО Усолья А.В. Фортунов. Ответа от него, как и от М.В. Торопкина, не последовало. О существовании картин они не могли не знать, но им, прикинувшись не знающими и не видящими очевидное, не вмешиваясь в это жить, было спокойнее.

 

«Молчит, как партизан»

Что обычно делает официальная власть, если нежелательная для нее информация попадает в СМИ? Есть много способов ее «затушёвки», но усольская администрация выбрала самый примитивный, она «молчала, как партизан» - не подтверждая и не опровергая опубликованное, надеясь, что все само собой «рассосется». Сначала чиновники не ответили на письма с вопросом о наличии или отсутствии Картинной галереи в городе. Затем, сделали вид, что не заметили публикацию о картинах на страницах электронного бизнес-портала Usolie.info. Позднее, не удосужили вниманием несколько публикаций о галерее в «Усольской городской газете». Безответственная, но для чиновников удобная позиция, за процессом можно следить, но при этом будто бы ничего не знаешь, и не видишь. Таким образом, с сентября 2011 и до конца февраля 2012 года городская администрация «ничего не получала, не читала, не видела и не знала». Поиском картин занимались «тимуровцы» и журналисты, а власть это будто бы и не видела, но когда «поисковики» случайно приближались к месту нахождения картин, перед ними, вдруг, возникали непреодолимые препоны. Лишь спустя месяц после моего январского письма в Администрацию, в котором прозвучало предложение подключить к поиску картин городскую Прокуратуру, у г-на Фортунова, наконец, «прорезался голос», он сообщил, что девять из десяти картин найдены.

 

Дремучее равнодушие

Признав существование Картинной галереи, городская власть этим признанием озадачила себя, нежелательными для нее, но неизбежными заботами, даже, несмотря на то, что она их игнорировала. Теперь было не избежать стороннего надзора за картинами и вынужденных отчетов об их состоянии. Проблемы начались с того, что за сорок лет небрежения к картинам, у них, в той или иной степени, была нарушена сохранность живописного слоя. Картины нуждались в создании для них надлежащих условий хранения, в консервации и последующей реставрации. Но власть лавировала.

Из-за равнодушия дирекции Иркутского Художественного музея к плачевному состоянию картин, пришлось установить контакт с Питерскими музейными реставраторами. Я договорился с ними, что они проведут дистанционную консультацию состояния картин и дадут рекомендации о создании для них дореставрационных условий хранения. Получив от них обширный вопросник, я переадресовал его начальнику отдела культуры Н.Ю. Полубесовой. Более двух месяцев она «играла со мной в молчанку». Мои жалобы А.В. Фортунову на её бездействие не были им услышаны. Получалось, что уже три месяца, с момента признания Администрацией города факта существования Картинной галереи, картины находились в тех же условиях хранения, что и в прошедшее сорокалетие.

Пришлось жаловаться губернатору Д.Ф. Мезенцеву на бездеятельность городских чиновников. Ответила региональный министр культуры В.И. Кутищева. Судя по тональности ее ответа, г-жа Полубесова отделалась легким испугом за свое равнодушие к судьбе культурных ценностей. По-видимому, министр лишь спросил, что происходит и попросил принять меры, исключающие повторную жалобу.

Эти предположения основаны на дальнейших действиях предпринятых А.В. Фортуновым и Н.Ю. Полубесовой. В их основу был положен принцип: «нет картин, нет проблем». Уже через две недели, после получения мною ответа от В.И. Кутищевой, А.В. Фортунов сообщил мне, что готов передать картины в Иркутский областной Художественный музей, располагающий реставрационной базой. На тот момент, это было единственно верное решение, с которым я согласился, поскольку, картины, из захламлённых закутков в подвалах усольского Дворца культуры, поступали в руки реставраторов. Таким образом, после четырехмесячного противостояния мы, наконец, достигли консенсуса.

Реставрация, процесс длительный иногда продолжающийся годы. Поэтому, когда картины оказались в реставрационных мастерских музея, то, полемический жар, накопившийся за прошедшие десять месяцев, стал покрываться пеплом, а психологическая усталость спадать. К сожалению, передышка оказалась не такой длительной, как предполагалось.

Полтора месяца спустя после того как картины оказались в реставрационных мастерских музея, Иркутское информационное агентство «Телеинформ» опубликовало сообщение пресс-службы ИОХМ, которое гласило о том, что «картины поставлены в музее на государственный учет», то есть, стали собственностью музея. Как это могло случиться? Кто, когда, какими нормами и Законами руководствуясь, сменил собственника галереи. Можно предположить, что именно А.В. Фортунов передал коллекцию не на реставрацию, как предполагалось, а «в дар». Если это так, то он превысил свои полномочия, подменив росчерком своего пера прерогативы городского референдума. Возможно ли такое? Ведь «лихие девяностые» уже «канули в Лету». Неужели Законы все еще не работают?

 

Для одних, Закон есть Закон, а для других он дышло

Трудно влиять на ход событий, если ты находишься в шести тысячах километров от места, где они происходят. Когда ты рядом, то можешь встретиться с противником твоего мнения чтобы доказать ему свою правоту и обсудить возникшие проблемы. Твой собеседник не сможет «играть в молчанку» когда вы tete-a-tete.

Если же ты находишься далеко, то письма единственный инструмент твоего влияния. Но, твой собеседник, может, отвечая на важные вопросы, недоговаривать или вообще не отвечать на твои письма, наслаждаясь своей недосягаемостью. К сожалению, утеряна культура письменного общения, являвшаяся надежным регулятором эпистолярных взаимоотношений. Ушедшие поколения имели внутренний камертон, определявший «что такое хорошо, и что такое плохо», эти понятия впитывалось с молоком матери. Не ответить на письмо, было равносильно тому, что ты не пожал протянутую тебе руку, а за это вызывали на дуэль.

Сегодня, частная переписка практически прекратила существование, деловая же регламентируется Федеральным Законом, который определяя действия чиновника, на практике ограждает их от «назойливых просителей».

Таким образом, на ход событий трудно влиять, находясь на большом удалении от их эпицентра.

Пытаюсь разобраться, когда и по какому праву ИОХМ получил «в дар» десять живописных картин общей площадью около 350 м2. Это, поистине, царский подарок от «нищей» Администрации города.

Поскольку, у г-на Фортунова, закончился срок полномочий, то его уже не спросишь, на каких условиях он передал картины в музей. Пришлось с этим вопросом адресоваться к исполняющему его обязанности Н.В. Антонову. Я попросил его прислать копии документов, на основании которых картины были переданы в ИОХМ. Обращаться к нему пришлось дважды, но вразумительного ответа я так и не получил - спрашиваю его «про Фому», а он отвечает мне «про Ерему». Видя бесперспективность своих попыток, решил обратиться, в том числе и с этими вопросами, к новоизбранному мэру города Л.А. Лис. Если бы я мог предположить, чем все это закончится.

Мэру города я послал семь писем. На главный вопрос, на каком основании А.В. Фортунов передал картины «в дар» музею получил единственный, но, к сожалению, неадекватный ответ. Копии документов и мэр не прислала. Не могу умолчать о любезности г-жи Лис, если это была не насмешка. Вдруг, совершенно неожиданно, она, пригласила меня прибыть 30.10.2012 к 16.00 «на прием по личным вопросам». Каково! Предположим. Ехать или не ехать? Личных вопросов к г-же Лис у меня нет, путь из Санкт-Петербурга до Усолья не ближний, возраст - не до путешествий, здоровье не назовешь цветущим. Таким образом, решил лишить себя удовольствия лично познакомиться с г-жой Лис. Ответил на ее «любезность». Затем послал «Открытое письмо», и, наконец, деловое, завершившее наше «общение». Как и следовало ожидать, ответа и на эти письма не последовало.

Что оставалось делать? Обстоятельства требовали идти дальше по инстанции. А этой инстанцией был новый губернатор региона С.В. Ерощенко. В письме к нему я описал все перипетии, преследующие Картинную галерею, и попросил, с помощью областной Прокуратуры, выяснить, на основании каких документов ИОХМ получил в собственность Усольскую Картинную галерею. Ждать пришлось долго, но, конкретного ответа не последовало. Тем не менее, мне ответил заместитель регионального министра культуры О.В. Уватова. Ее ответ прозвучал для меня как мощный и многозвучный аккорд органа в предутренней тишине. Она писала: «Вам неоднократно давались письменные ответы по существу… в соответствии с… № 59 ФЗ (Федеральный закон - С.К.)… министерство культуры и архивов Иркутской области принимает решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки».

Если бы мы с г-жой Уватовой предстали перед судом, который бы потребовал от меня озвучить мои вопросы, а от г-жи Уватовой ответы чиновников на них. Она не смогла бы предъявить суду ни одного адекватного ответа на мои многочисленные вопросы. Но, как говорят, «прав тот, у кого больше прав». Создаётся впечатление, что после этого письма, меня включили в региональный «черный список» - на мои письма, вдруг, перестали поступать ответы, в том числе и из СМИ.

Как не вспомнить народную мудрость: «Закон, что дышло, куда его повернул, туда оно и вышло».

Но, «нет худа без добра». Региональные чиновники, закрыв передо мною «двери своих кабинетов», дали мне тем самым право «стучаться»  в кабинеты республиканских чиновников. Может быть, там я получу ответ на волнующий меня вопрос: как Усольская Картинная галерея оказалась в собственности ИОХМ?

 

Послесловие:

Снова на Принцессе терновый венец

Почему же снова так печально сложилась судьба Картинной галереи? Едва вырвавшись из сорокалетних пут забвения, она снова медленно, но неуклонно погружается в него. И со второй попытки ей не удалось надеть золотую корону Усольской принцессы. Вместо этого, ей снова придется носить терновый венец Золушки. Что за злой рок ее преследует? Возможно тем, кто определил ее дальнейшую судьбу, уровень их внутренней культуры не подсказал, какую несправедливость они творят, обрекая галерею, созданную для блеска, на прозябание в темнице, комфортной, но темнице. Если это так, то очень жаль тех, кого «миновала искра Божья». Но, не «виновата» ли сама Картинная галерея? Выйди она из тени забвения попозже, «у власти» были бы другие люди, и ее судьба сложилась бы иначе.

Пока остается утешиться тем, что Картинная галерея с триумфом вернется на предназначенное ей место, когда во главе угла будет стоять ни чиновник с его «хотелкой - нехотелкой», а Закон - один для всех, и когда, карая виноватых он, не будет предварительно заглядывать в «Табель о рангах».

 

Postscriptum

Усольская картинная галерея должна вернуться в Усолье!

Пока нет достоверных сведений о том, каким образом отчуждено культурное достояние усольчан. Неужели, Картинная галерея действительно «передана в дар» другому собственнику росчерком пера равнодушного к ней чиновника, позволившего себе подменить прерогативу городского референдума?

Только референдум может выявить волеизъявление горожан и широкой общественности по обсуждаемому вопросу. Но культурная элита города, не та, что числится ею, пока занимает «элитные» должности, а подлинная элита, независимо от занимаемых ею кресел и социального положения, она уже сегодня могла бы высказывать в средствах массовой информации свое мнение о дальнейшей судьбе Картинной галереи.

Очень хотелось бы услышать её голос!

И, вместе с тем, так ли драматично будущее Картинной галереи? К счастью, нет! Власть приходит и уходит. Придут молодые, озабоченные не реализацией личных бизнес-планов за счет государственного бюджета, а благополучием города, не только финансово-экономическим, но и процветанием его культурной сферы. Именно эта власть вспомнит о незаконно отчужденном культурном наследии города.

Опираясь на общественное мнение и культурную элиту города, она, решительно заявит:

«Усольская картинная галерея
должна вернуться в Усолье!»

И, добьётся этого.

Веру в это вселяют уже сегодня происходящие административные и политические подвижки в соответствующих структурах города. Во власть и политику приходят молодые, решительные, знающие, что и как следует делать, чтобы город благоденствовал. Они уже показали, что способны во имя своих идей и принципов пойти против закоснелого большинства однопартийцев.

Не все так плохо!

Жизнь, она, как и природа, способна к самоочищению, но чтобы  это произошло быстрее, ей в этом нужно помочь.

 

 

Вернуться:
Поиск исчезнувшей Картинной галереи-2

Перейти в:
"Третьего не дано!"